Tags: игры

лето

Город под тенью

(Не могу игнорировать некоторое сходство своих историй на Помпеях и Последнем Римлянине, оттого такой заголовок.)

Collapse )

Закончу я стихами (ну а как иначе):

Мальчик, я помню тебя другим.
Сильным волчонком, отстроившим Рим.
Имя твое я носил на губах
Как носят клейменные клейма на лбах.
Я знак уберег, но твой Рим был сожжен,
И имя твое обернулось ножом.
Я молча лелеял кровящий порез,
Как каждый паломник лелеет свой крест.
И я запомнил тебя таким,
Агнцем, спасающим Иерусалим.

Я знаю, что город твой вновь обречен,
И жду, когда нож обернется мечом.


лето

Из летописей "Сердца Бури"

Все, что стоило знать о Доре Фарелл :)

«Мейбелин Аренда из Трех Камней рассказала.

В Трех Камнях лекарь с Альфы привел девочку, сказали что она болеет из-за лекарств, и жуки ей не помогли. Это сияющая, и с ней то же, что и с Маркировкой, ей давали синие таблетки.

В итоге ее все-таки вылечили жучиным порошком. Она сама сияющая, но из города, и зовут ее Дора. А потом - говорят на Альфе, что когда она вернулась, то обняла всех и умерла.

У нее было не все в порядке с головой, она считала, что на базе ей делали лучше и хотела отвести туда других сияющих.»

Полные летописи лежат здесь https://docs.google.com/document/d/1CtL_Xe-mk1Wg1uoOVAkTIR1ERKLmUOcHqz2AmbWgsQE/edit

лето

Солнце над Араратом

Дочь ничья под горькой и злой луной  
Выросла и стала ничьей женой

Небольшой (ну, предполагавшийся таковым) отчет от игрока, посвященный Эштер и Кассандре 2.0.
Фото Григория Морозова

Я заехала на полигон в четверг с некоторым предыгровым провалом морали (практически незнакомая локация, почти все друзья в МГ на 100% в подготовке, непонятно, что делать, с чего начинать, плюс мы с Петей Мартовицким не сильно озаботились АХЧ - как будто чувствовали, что недолго нам играть в одном доме!).
Но как бывает в хорошем месте и с хорошими людьми, все как-то само собой пошло-поехало, и благословенный огонь ролевой магии сошел на обоих моих персонажей.

Парфяне на параде
Парфяне на параде
Collapse )

Выход из мертвятника - это всегда момент освобождения и облегчения от того, что важный путь пройден, у тебя есть передышка, прежде чем снова залезать в это колесо.

Я не очень хотела выходить вторым персонажем, но после разговора с Кайт Ши и Иринкой я все же решилась, и меня отправили играть в греческий театр. "Нам нужны пифии", - сказала Иринка. И я стала Кассандрой взамен уехавшего игрока. "Гермиона сильно изменилась за лето" и все такое.

Collapse )

Спасибо всем за игру. Больше бы таких теплых игр.


Цена Свободы. Акт Первый. Эмили Романовская

История персонажа — вводная и немного вдохновения (надеюсь, автор простит:)

Спойлер от мастера из канона — браузерной игры «Цена Свободы»

... Эмили, белокурая круглолицая циркачка с булавами. С миру по нитке - девочке на жизнь... Нож, спальный мешок из одеяла, бинты из простыни. Очень тихая, очень мягкая, чем-то напоминающая Дженни. Она быстро поняла, что не доживет до конца, но умерла последней. Сломала руку, и попросила у Исами слишком большую дозу снотворного. Почему я не вывез ее? Мог же, но вместо этого предпочел похоронить в роще, под старой вишней. Там сейчас целое кладбище...

Collapse )


Город под тенью

Не могу пока писать свой отчет и не знаю, надо ли) Пусть лучше будет история Электры, где сказано главное про обоих моих персонажей - 1) рабыню-нумидийку Танамар 2) Иолу Колхидис, младшую сестру хозяина греческого ланистерия и Аэллы.

Оригинал взят у r_ray в История Электры
В реальности игры жизнь Электры не была настолько уж Таис-центричной; у меня было много супер осмысленного и интересного взаимодействия с множеством других персонажей, которое, как обычно, в событийный отчет не поместилось, увы. Постараюсь всех упомянуть в посте с благодарностями, а тут пришлось оставить только центральное течение нарратива - которое и вынесло Электру к ее финалу.

Писала под этот трек. Он не совсем подходит к отчету по настроению, но был нужен, чтоб как-то пережить это.



Я любил тебя больше, чем ангелов и Самого
и поэтому дальше теперь от тебя, чем от них обоих.


Суд богов, ха? Ну, пускай будет суд. Будто бы для меня возможен иной ад, кроме отсутствия Таис, или иной рай, кроме воссоединения с ней – которого не произойдет, потому что, хоть мы и сестры по крови, я – дитя земли, а она – дитя звездного неба. Потому я не прошу воды из Озера Памяти, хоть и причастна сокровенному учению, а хочу только обычной воды Стикса, дарующей забвение. Ведь я отработала свой выход как гладиатор подземного мира, теперь я заслуживаю покой? Пока же, если ты хочешь, я расскажу тебе свою историю, которая по обе стороны Стикса должна быть забыта навсегда.

Моя жизнь началась, когда мне было чуть за тридцать. До того я была провинциальной гетерой, каких множество. День за днем и год за годом я теряла веру в себя и в свое призвание. У меня было много мужчин, но ни от одного из них я не понесла дитя под сердцем. Я все громче смеялась и все меньше разбавляла вино.

В ту ночь я вернулась домой поздно. Рабыня сказала мне, что приходила безумная женщина с младенцем на руках, и плакала, и говорила, что ребенок у нее от моего уже пол года как покойного отца, что ей нечем его кормить и что она вынуждена будет оставить его на перекрестке. И я вспомнила, что, действительно, этот старый сатир незадолго до смерти спутался с какой-то молодой дурой, но, видят боги, о ребенке я не знала ничего.

И я побежала в ночь по перекресткам Помпей. Жемчужные бусы рассыпались, тонкий ремень праздничной сандалии порвался, я разбивала ноги в кровь о мостовую. Но все равно я опоздала - когда я нашла тело младенца на перекрестке, оно уже остывало. И я прижала тело новорожденной к груди, и заплакала, и вознесла молитву богам, и поклялась пожертвовать ради нее всем, что во мне оставалось от человека, только бы она жила. И когда девочка, согретая моими объятиями, вновь начала дышать, я словно начала дышать вместе с ней. Я дала ей имя Филомена; оно значит одновременно и любимая, и любящая. Ей предстояло вместить все лучшее, что было во мне – и много больше того.

Ты, может быть, думаешь, что я хотела удержать ее подле себя? Нет, я знала, что во мне слишком мало хорошего. Она – особенная, чудесное дитя, дар богов. Чему могла научить ее я? Я выбрала для нее лучшее из всего, что могла предложить культура нашей родины – школу гетер в Афинах. Она отправилась туда в шесть лет, стала там лучшей и оттуда уехала прямо в Рим. Ее ждало великое будущее, как Таис Афинскую, в честь которой ее назвали при выпуске из школы гетер. К чему ей наши провинциальные Помпеи, к чему ей я? Я смирилась с тем, что никогда ее не увижу. Мне только надо было заработать деньги на ее обучение – много денег. Для этого пришлось стать самой популярной гетерой в Помпеях. Я пела не то, что любила, а то, что слушатели хотели услышать, и улыбалась не тогда, когда чувствовала радость, а тогда, когда надо было порадовать клиентов. И мужчин я выбирала не тех, которые нравились мне, а тех, чьи подарки были дороже. Все это не имело особого значения – ведь лучшую часть моей души воплощала далекая Таис.

Но потом случилось так, что покровитель Таис попал под проскрипции, и она вернулась в Помпеи – ко мне. Она собрала в моем доме всех гетер города, чтоб сплотить их для просветительской миссии. Она верила, что наша профессия – не попытка угодить толпе, а высокое призвание. И рядом с ней, в свете ее веры, я тоже пыталась быть немного лучше – или хотя бы казаться, чтоб не печалить мою девочку.

Так проходили наши дни в Помпеях. Мы выступали, давали приемы, поддерживали греческий ланистерий во время боев. Зарабатывали деньги и тратили их. Много беседовали и смеялись. Я не знала этого тогда, но то были счастливейшие дни моей жизни.

Collapse )
лето

Страшные истории Наррентурма

Написаны до игры для атмосферы и во имя упоротости. Простите.
Тому, кто догадается, кто такой Принц (если не догадались по следам персонажного отчета) - моя любовь и конфета прямо из черепной коробки нашего безумного Йорика:)

Collapse )
лето

Exodus. Три женщины, три истории

Меня зовут Тирца, и я дочь Авессалома из колена Ефремова.

Я еще совсем юна и не знаю, какой судьбой оделит меня мой Господь.
Мне многое кажется забавным. Кажется, меня сосватали за какого-то Гирсама, которого я в глаза не видела. Вот смех-то! Я бы хотела выйти замуж как тетя, они с Фаррой, как мне кажется, очень счастливы. Но Гирсам - сын Моисея, и стать его женой очень почетно. Я проникаюсь собственной значимостью, хотя пока меня больше беспокоит, что Фарра должен мне ягненка!
Но время идет, и вот стою я перед женихом своим, Гирсамом из колена Левитова, в подаренном отцом расшитом золотом платье. Не понимаю я пока, сколько горя и радости вмещает одна человеческая жизнь.

Впереди длинные переходы, когда даже мне, слабой женщине из колена Левитова, позволено будет нести скинию. Тогда я впервые пойму, что награда от Господа нашего не всегда легка и приятна. И дальше увижу я, что многое из того, что мы принимаем за наказание свое, на самом деле обернется однажды его милостью, если сможем мы выдержать испытание.
Так отчаюсь я стать матерью и подарить мужу сына, который продолжит род его, или дочь, которая станет отрадой для его взора и сердца. Я же не смогу смириться со своей судьбой, буду просить и требовать у Господа детей, но промолчит он, и мои гнев и недоверие превратятся в тяжелый камень, который буду носить я всюду с собой.
Наконец, чувствуя, что годы мои уходят, соберусь я с силами и сброшу камень, очищу душу свою и покорюсь воле божьей. Возьму золотую рубашку, которую хотела передать дочери или невестке, и подарю ее на свадьбу сводной сестре своей, в которой как и во мне, течет кровь отца нашего Авессалома. И пойму я, что все сделала правильно.

И вот тогда услышит меня Господь. Одарит он меня на старости лет сыном и дочерью, которых я назову Авессаломом в често покойного отца своего, которого очень любила и почитала, и Мелхалой. Отец их, Гирсам, будучи уже в слишком преклонных годах, даст им наставления свои и уйдет в пустыню.
До самой старости буду я помнить и о ягненке, что Фарра мне так и не отдал, но когда дочь его войдет в наше колено, приведет она с собой двух овец, и одна из них - приплод от той самой овцы, что когда-то мы с ним, будучи еще почти детьми, нашли в кустах у нашего шатра. Так и не пойму я - то ли овцы наши столь долгоживущи, то ли Фарра столь хитер.
Не смогу расстаться я с детьми своими и пойду в переход, но в середине его силы меня оставят, я остановлюсь на берегу тихого озера и призову детей своих. Не будет у нас времени на долгое прощание, и уйдут они вперед, а я в слезах буду смотреть им вслед, веря, что Господь не оставит их, и  видно, пожалел меня Господь, раз не дал дожить до будущих времен, и не увидела я, какая судьба ожидает моих детей.

Меня зовут Талифа из колена Гадова.

Collapse )

Меня зовут...

лето

Exodus. Первый общий отчет

Это была очень странная и потрясающая игра, которая пробила потолок в моих представлениях о РИ. К слову, я раньше знать не знала о существовании этого самого потолка.

Я пишу это сейчас, пока бедная стиральная машина пытается отстирать тысячелетние наслоения с моих вещей. В рюкзаке, фигурально выражаясь, Содом и Гоморра, а если снять взять всю грязь, которую я приволокла вместе со своими ботинками, на подоконнике можно устроить небольшую клумбу :)

Из конструктивного:
Collapse )
лето

Флиссинген

Немного о дипломатии, инквизиции, летающих островах, непотопляемых кораблях, эльфах и прочей магии

Несколько лет не играла кросспол... Теперь снова где-то в сердце оживает мой Эпинэ :)




Collapse )

Особые благодарности:

Великому инквизитору, брату Максимилиану/Себастьяну, сестре Терезе и прекрасной Маргарите за нашу инквизицию
Испанцам за Испанию, за которую хотелось сражаться
Всем участникам морских сражений за азарт и непреклонность
Англичанам за яркие эмоции, допрос и другие приятные мелочи
Дамам за то, что не жаловались на оттоптанные ноги
Феям за их невероятное царство
И, конечно, мастерам за потрясающие истории, которые так интересно было складывать из разных кусочков

Скорее всего, список будет продолжен, как только, наконец, высплюсь..